Главная     Лики книг     Электронная книга     Киновзгляд     Гостевая  

Главная

О сайте

Сотрудничество

Ссылки

Иллюстрации

 
Яндекс.Метрика

Rambler's Top100

ђҐ©вЁ­Ј@Mail.ru



Dleex.com Rating



ЛИКИ КНИГ

Детям, взрослым, всем... (Новые книги новосибирского издательства "Свиньин и сыновья")

Сапрыкина, Татьяна Валентиновна. Читалка: Сказки / ил. Ю. Мельничук. - Новосибирск: Изд-во "Свиньин и сыновья", 2010. - 296 с., ил.
Автографы /  Вступ. ст. Е.В. Белодубровского, В.Ф. Свиньина; биографич. ст. Г.М. Прашкевича, Т.А. Янушевич. - Новосибирск: Изд-во "Свиньин и сыновья", 2011. - 108 с., ил.
Маранин, Игорь Юрьевич. Мифосибирск: Мифы, тайны, байки и реальные истории о Новосибирске. - Новосибирск: Изд-во "Свиньин и сыновья", 2011. - 228 с., ил.

 


Год издания: 2011
Рецензент: Распопин В. Н.

    Три представленные здесь новые книги новосибирского издательства "Свиньин и сыновья", как мне думается, порадуют самых разных читателей - от маленьких до пожилых. Дети и их родители с удовольствием познакомятся со сказками Татьяны Сапрыкиной, читающее юношество, педагоги, а также любители поэзии и собиратели редких книг по достоинству оценят сборник поэтических и графических автографов, в первый и единственный раз появившийся  в свете в былинную уже эпоху военного коммунизма, ну а самый широкий читатель прочтёт не отрываясь, а затем перескажет друзьям и знакомым, красуясь собственной осведомлённостью, "Мифосибирск" - своего рода популярную энциклопедию, или точнее материалы к энциклопедическому словарю, в подробностях описывающему весь тот дым отечества, без которого, как известно, и огня не бывает. Помимо того, есть, как мне кажется, у "Мифосибирска" и ещё одна функция и, соответственно, читательская категория, о которой, может, не подозревали ни автор, ни его консультанты, но... все по порядку.
    Начнем со сказок, чтоб продолжить былинами и унестись в мифы. Книжка молодой, но в Сети уже достаточно известной новосибирской писательницы Татьяны Сапрыкиной называется достаточно точно: "Читалка". Не потому, что - болталка, а потому, я полагаю, что все входящие в неё истории, человечество уже когда-то читало. Или видело в прежние времена в мультиках. Разумеется, Татьяна Сапрыкина пересказывает их по-своему, а в иных, нечастых, правда, случаях, кажется, даже лучше, чем они звучали в оригинале.
    "Читалка", таким образом, текст постмодернистский, и это надо иметь в виду взрослому читателю, приступая к знакомству с книжкой. Дети же, скорее всего, с удовольствием прослушают ряд сказок, пропустят мимо ушей другие, соскучатся на третьих, попросят ещё и ещё раз перечитать четвертые. Это так и должно быть. В целом же, книжка производит приятное впечатление - и когда ее читаешь, и когда ее рассматриваешь. Самое, на мой взгляд, главное в том, что автору удается учить не поучая. Может быть, лучшего комплимента детскому писателю и не сделаешь.
    Вот, например, короткая и, я бы сказал, изящная история "Каша" - про медведя, проснувшегося весной голодным и не обнаружившего у себя в берлоге никаких съестных запасов. Мишка пошёл по соседям просить взаймы продуктов. Нет, не то чтоб они ему грубо отказали, мол, самим надо, - напротив, однако всем им мешали немедленно оказать косолапому услугу какие-либо объективные причины. Приходилось парню ждать. Потом ждать надоедало, и медведь принимался соседям помогать. Как для того, чтобы поскорей получить желаемое, так и просто потому, что трудно ведь, например, маленьким ёжикам, у которых наш герой попросил варенья для каши, самим очистить ручей от нанесённого весенней распутицей мусора. Да и мусор-то разный бывает: одно дело пожухлые прошлогодние листья, а совсем другое - поваленные деревья. 
    Подобного рода сказок и сказочных историй, вроде бы и знакомых, но увиденных и рассказанных как бы с другой стороны, с неожиданным вывертом - причем не столько сюжета, а скорее смысла происходящего, - в "Читалке" немало: очаровательная сказка про волчка, который приходит тёмной ночью к не спящей девочке, но вовсе не для того, чтобы ухватить её за бочок и утащить в дремучий лес, а - чтобы почитать ей на ночь книжку: спи, моя радость, усни. Кстати сказать, подобный же постмодернистский выверт в данном случае осуществлён и иллюстратором книжки Юлией Мельничук, как бы перенесшей доброго волчка, читающего девочке книжку, из совсем другой сказки, с совсем другим волчищем - про Красную Шапочку, так что читатель, знакомый с текстом Шарля Перро и, главное, с классическими иллюстрациями к нему, получает двойное удовольствие. 
    Оформление "Читалки" вообще радует, может, порой и больше, чем сами тексты. Татьяна Валентиновна Сапрыкина Иллюстрации к книжке очень хороши сами по себе, но особо замечательны тем, что имеют второй смысл, так сказать, двойное дно. Картинки сделаны в стилистике книжной графики классической советской эпохи, однако, если внимательно рассматривать, скоро становится ясно, что, в сущности, они эту стилистику пародируют. В полном соответствии с тем, как и сами сказки Татьяны Сапрыкиной пародируют стилистику назидательной детской литературы, а заодно и мультипликации. Да и не только советской - так, например, "Школа поцелуев" и "Синие крыши" написаны как бы по мотивам европейских сказок, не говоря уж о "рамке" "Читалки" - её сквозной содержательной нити - историях про девочку Буковку и мальчика Матюшу: избитый и подзабытый ещё с андерсоновских времён приём, растиражированный во времена, когда царствовала Агния Барто, внезапно оживает и играет новыми красками.
    Сказанное вовсе не означает, что в "Читалке" мы получили истинный шедевр детской литературы. Время у нас нынче пост-постмодернистское, а не шедевральное. Время, когда всё можно, а ничего не происходит, даже и истории-то внятно сочинители рассказывать разучились. Истории, рассказываемые Татьяной Сапрыкиной, может, и не слишком оригинальны, но рассказаны внятно. За что ей спасибо. А издателям - спасибо за подаренную надежду: не всё так уж безнадежно в нашем безвременье. Конечно, Татьяна Сапрыкина главной книги своей пока не написала. "Читалка", однако, позволяет надеяться: напишет.
    Следующая представляемая здесь книжка - "Автографы" - будет интересна, как уже сказано, любителям поэзии, книжной графики и собирателям редких книг. А вот полезна она будет прежде всего старшеклассникам и учителям-словесникам, потому что самое главное в ней, по-моему, всё-таки не столько стихи, большая часть из которых вполне посредственна (исключая замечательное стихотворение К. Бальмонта и хрестоматийный текст С. Есенина), и не рисунки, набросанные мастерами явно ради куска хлеба, а едва ли не исчерпывающая тему вступительная статья, внятно, толково, основательно рассказавшая и об эпохе, и о каждом из авторов рукописных сборников, и о самом этом феномене - рукописной книги. Её авторы - издатель В. Свиньин и питерский литературовед Е. Белодубровский, по сути, написали главу для нетрадиционного учебника, или, лучше сказать, книги для дополнительного чтения - того самого чтения, которое не просто в занимательной форме преподносит необходимые знания, но пробуждает к чтению и учению интерес. А это дорогого стоит, это, я думаю, стоит дороже, чем сохранный оригинал "Автографов" 19-го года, оценивающийся нынче букинистами в 20 тысяч рублей.
    Помимо вступительной статьи, в издании представлены гораздо менее информативные и, соответственно, менее интересные очерки об авторах, базирующиеся главным образом на книжке Геннадия Прашкевича "Самые знаменитые поэты России", вышедшей 8 лет назад в московском издательстве "Вече". Все подобные и отчего-то возлюбленные в последние годы издателями сборники и антологии (как-то "Сто лучших...", "Тыща знаменитых..." и т. п.) страдают поверхностностью, приблизительностью и произвольным составительским отбором, а равно и произволом индивидуального вкуса составителей, зачастую отсекающим у представляемых авторов главное и лучшее в их творчестве. Тем не менее общее добротное впечатление, уже сложившееся у читателя после знакомства с вступительной статьей, остается и от книжки в целом, со вкусом оформленной В. Головиным и проиллюстрированной портретами и живописными работами участников сборника. Последние - портреты и живописные работы - скрашивают также и в целом не слишком интересные очерки об авторах.
    В общем же, "Автографы" представляются мне большой удачей издательства и, если не началом новой серии обретающих вторую жизнь раритетов (поскольку были уже у "Свиньина и сыновей" подобные прецеденты - вспомним хоть книжки Святополка-Мирского), то одним из удачнейших выпусков антологии поэтических редкостей нашего издательства, которая со временем может вырасти в полноценную библиотеку.
Игорь Юрьевич Маранин    Ну и наконец - третья книжка, книжка для всех: "Мифосибирск" Игоря Маранина. Из неё, составленной из газетных редкостей, сетевых обсуждений, баек, слухов и побасенок старожилов, легенд и вполне правдивых историй, изложенных коротко и занятно качественным журналистским языком, любопытный читатель узнает, как сейчас модно говорить, всё, о чём вы бы хотели узнать, но боялись спросить. Это как бы такая журналистская сага о любимом городе, а лучше сказать - одна из саг, которых вообще-то должно быть много, просто они еще не записаны, ибо мы находимся в самом начале исторического времени.
    С другой стороны, эта книжка - первый опыт создания своего рода словаря материалов к подготовке особого текста - "новосибирского", по примеру существующих в нынешнем литературоведении и культурологии "петербургского", "московского", "пермского", "римского", "венецианского" (тут автор обязан поблагодарить за идею давнего своего друга - доктора филологических наук Татьяну Ивановну Печерскую). Именно первый, прикидочный еще опыт, поскольку самого-то новосибирского текста, по крайней мере, в литературе, пожалуй что, и вовсе не существует. Но в истории-то он есть, пусть и короткий, пусть никто и не поверит, что наша с вами местечковая история началась с походом Ермака, если не вообще одновременно с ликурговым законодательством, ну а уж доисторическое, то есть мифологическое время можно исчислять от самого какого-нибудь мезозоя. Надо полагать, чувством юмора мы, новосибирцы, до такой  степени все же не обделены.
    Посему - третье достоинство это книжки: она не столько серьезна, сколько иронична. Но не шутейна! Ведь история нашего города, в сущности, трагическая. Это история его создания в малоподходящих для человеческого обитания условиях. Это история революции и гражданской войны, отнюдь не обошедших стороной наши палестины. Это история строительства социализма без человеческого лица (а потом, после Великой войны) и вроде как с ним, с лицом. Это история учёных и диссидентов, актеров и журналистов, рабочих и крестьян, инженеров и строителей. Это партийная история и история безвременья. Это - история одного города, складывающаяся из многих историй - трагических и анекдотических. А из каких бы ещё она могла складываться, история российского, советского и постсоветского большого города, расположенного в малоподходящих для человеческого обитаниях местах? 
    Весело читать эту книжку, легко и до озноба грустно. Не только потому, что в ней самолёты врезаются в жилые дома, парки культуры разбиваются на кладбищах, а под Оперным театром возводится бункер для вождя, чтоб он один выжил, когда всех убьют (что, интересно, делать-то будет без своего "тонкошеего" окружения?). Грустно и потому, что, читая её, ощущаешь, как мало ты знаешь сам, как мало тебе осталось узнать. И как много ещё только будет, уже без тебя.
    Очень хорошая книга. Рекомендую её всем моим читателям, тем более что автор, как указано в анонсе, завершающем издание, готовит новую книгу - "Исчезнувший Новосибирск", где, вероятно, более подробно будет прописана часть того "новосибирского" текста, который создавался ещё до Гутенберга. 
    Надеюсь, дождёмся. И непременно возвратимся к теме.

«Детям, взрослым, всем... (Новые книги новосибирского издательства "Свиньин и сыновья")»
Год издания: 2011

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Виктор Распопин